Жизненный путь ученого

Иван Павлович Менделеев — отец Д. И. Менделеева. Неизвестный художник 1-й половины XIX века. Масло

Дмитрий Иванович Менделеев родился 8 февраля 1834 года в Тобольске в семье Ивана Павловича Менделеева, в то время занимавшего должность директора Тобольской гимназии и училищ Тобольского округа. Дмитрий был в семье последним, семнадцатым ребёнком.

Дед его по отцовской линии, Павел Максимович Соколов (1751—1808), был священником села Тихомандрицы Вышневолоцкого уезда Тверской губернии, находившегося в двух километрах от северной оконечности озера Удомля. Только один из четырёх его сыновей, Тимофей, сохранил фамилию отца. Как было принято в то время в среде духовенства, по окончании семинарии трём сыновьям П. М. Соколова были даны разные фамилии: Александру — Тихомандрицкий (по названию села), Василию — Покровский (по приходу, в котором служил Павел Максимович), а Иван, отец Дмитрия Ивановича, в виде прозвания получил фамилию соседних помещиков Менделеевых (сам Дмитрий Иванович так толковал её происхождение: «…дана отцу, когда он что-то выменял, как соседний помещик Менделеев менял лошадей»).

Окончив в 1804 году духовное училище, отец Дмитрия Ивановича Иван Павлович Менделеев поступил на филологическое отделение Главного педагогического института. Окончив его в числе лучших студентов в 1807 году, Иван Павлович был определён «учителем философии, изящных искусств и политической экономии» в Тобольск, где в 1809 году женился на Марии Дмитриевне Корнильевой. В декабре 1818 года он был назначен директором училищ Тамбовской губернии. С лета 1823-го по ноябрь 1827-го года семья Менделеевых жила в Саратове, а в дальнейшем — возвратилась в Тобольск, где Иван Павлович получил место директора Тобольской классической гимназии. Его незаурядные свойства ума, высокая культура и творческое начало определяли педагогические принципы, которыми он руководствовался в преподавании своих предметов. В год рождения Дмитрия Иван Павлович ослеп, что вынудило его выйти на пенсию. Для удаления катаракты он в сопровождении дочери Екатерины отправился в Москву, где в результате удачной операции доктора Брассе ему было возвращено зрение. Но вернуться к прежней работе он уже не мог, и семья жила на его небольшую пенсию.

Мария Дмитриевна Менделеева (урождённая Корнильева), мать Д. И. Менделеева

После смерти Ивана Павловича, в 1847 г., вся забота о семье перешла к матери Менделеева, Марии Дмитриевне, урожденной Корнильевой, женщине выдающегося ума и энергии. Она происходила из старинного рода сибирских купцов и промышленников. Не имея никакого образования, она прошла самостоятельно курс гимназии со своими братьями. Вследствие сложившегося из-за болезни Ивана Павловича стеснённого материального положения Менделеевы переехали в село Аремзянское, где находилась небольшая стекольная фабрика брата Марии Дмитриевны Василия Дмитриевича Корнильева, жившего в Москве. М. Д. Менделеева получила право на управление фабрикой и после кончины И. П. Менделеева в 1847 году большая семья жила на средства, получаемые от фабрики. Дмитрий Иванович вспоминал: «Там, на стекольном заводе, управляемом моей матушкой, получились первые мои впечатления от природы, от людей, от промышленных дел». Заметив особые способности младшего сына, Мария Дмитриевна сумела найти в себе силы навсегда покинуть родную Сибирь, выехав из Тобольска, чтобы дать ему возможность получить высшее образование. В год окончания сыном гимназии Мария Дмитриевна оставила все дела в Сибири и выехала в Москву, чтобы определить юношу в университет.

Умерла Мария Дмитриевна Менделеева в 1850 г. Дмитрий Иванович Менделеев сохранил до конца своих дней благодарную о ней память. Вот что он писал много лет спустя, посвящая памяти матери свое сочинение «Исследование водных растворов по удельному весу»: «Это исследование посвящается памяти матери ее последышем. Она могла его возрастить только своим трудом, ведя заводское дело; воспитывала примером, исправляла любовью и, чтобы отдать науке, вывезла из Сибири, тратя последние средства и силы. Умирая, завещала: избегать латинского самообольщения, настаивать в труде, а не в словах, и терпеливо искать божескую или научную правду, ибо понимала, сколь часто диалектика обманывает, сколь многое еще должно узнать, и как при помощи науки, без насилия, любовно, но твердо устраняются предрассудки и ошибки, а достигаются: охрана добытой истины, свобода дальнейшего развития, общее благо и внутреннее благополучие. Заветы матери считает священными Д. Менделеев».

Ольга Ивановна Басаргина (сестра Д.И. Менделеева)

У постоянно занятого Дмитрия Ивановича быт складывался неуютным, специфически холостяцким. В студенческие годы институт обеспечивал все нужды, временные пребывания в Крыму и за границей не требовали еще установившейся семьи, как бы продолжая собой студенческое житье. В Петербурге же сразу пришлось столкнуться со всеми неудобствами одиночества. Единственным близким домом для Дмитрия Ивановича была семья Басаргиных.

Сестра Менделеева, Ольга Ивановна, жена декабриста Басаргина, переехала по окончании ссылки мужа в Петербург. Не имея детей, она больше других родственников заботилась о младшем брате. Видя, что сам Дмитрий Иванович посвятил всю жизнь науке и не обращает ни на что другое внимания, решила его женить. Была у нее на примете немолодая уже девушка, сибирячка, умная, скромная девушка. Ольга Ивановна знала еще по Сибири и ее, и всю её родню. Девушка эта, несмотря на то, что была шестью годами старше Дмитрия Ивановича, показалась Ольге Ивановне подходящей партией для брата.

Феозва Никитична Лещева

Феозва Никитична Лещева (Физа, как ее звали в семье) была старше Менделеева на шесть лет. Знакомы они были еще по Тобольску. Мать Физы после смерти мужа вышла замуж с четырьмя детьми за поэта и инспектора Тобольской гимназии П. П. Ершова. Вскоре она умерла. Физу и сестру взяли с собой в Петербург родственники — супруги Протопоповы. Дядю Физы, Владимира Александровича Протопопова, как раз переводили на службу в столицу по Министерству финансов. 

Феозва Никитична окончила курс в Екатерининском институте в Москве и продолжала жить у Протопоповых. Пока Д. И. Менделеев был в Гейдельберге, его дружба с Феозвой Никитичной продолжалась по переписке. Он с подробностями описывал свою жизнь в германском городе. Почти ничего о работе и совсем ничего о любви. Более того: кажется, он хотел свести Физу с Сеченовым, вернувшимся в Петербург раньше: «Что вы не сердитесь на меня, Феозва Никитична, за мое непростительное молчание, то в этом я убежден, но убежден я и в том, что вы пеняли-таки иногда на меня за это и поделом, право, поделом. Зато вы, вероятно, не будете пенять на меня за то, что через посредство этого письма познакомились с Сеченовым. Он, во-первых, бывал на своем веку во многих местах, потому ему есть что рассказать, во-вторых, он был сперва офицером, потом пошел в университет — следовательно, человек с характером. А главное — он человек виду нисколько не обещающего, но в самом деле человек оригинальный, теплый, хоть и кажется подчас вовсе не таким. Мне будет интересно знать ваше мнение о нем. На этом человеке можно отчасти узнавать вкусы людей — к внешности ли они привязаны, она ли их руководит, или же они любят простоту, теплоту души, а не мягкость, увы, столь часто вредную».

Отвечала и она ему, рассказывая о том, что происходило вокруг нее в Петербурге, а в письмах ощущалась тоска по Дмитрию, хотя и стремилась она завуалировать ее полушутливыми, полунасмешливыми интонациями.

А Менделеев, по привычке, проводит в Петербурге редкие свободные вечера у Протопоповых, общается с Феозвой Никитичной. В дневнике записывает: «Гуляли. Ни скучно, ни весело. Нет, не живется мне, право, не такая жизнь нужна, право». Но в доме на него смотрят как на жениха, и он им становится. Потом, словно опомнившись, пытается дать обратный ход, но старшая сестра Ольга, имевшая на брата-последыша большое влияние, стыдит его в письме: «Вспомни еще, что великий Гете говорил: “Нет больше греха, как обмануть девушку”. Ты помолвлен, объявлен женихом, в каком положении будет она, если ты теперь откажешь?»

Дмитрий Иванович сделал предложение и оно было принято. Но уже через некоторое время Дмитрий Иванович писал в Москву сестре, уехавшей туда по делам, что он не знает, как ему быть: чем больше он сближается со своей невестой, тем больше чувствует, что у него нет тех чувств, которые должен иметь жених. На это он получил от своей сестры ответ длинный и убедительный. Она писала ему о своей собственной жизни. В апреле 1862 года состоялось венчание. В этом браке родились три ребёнка: дочь Мария (1863) — она умерла в младенчестве, сын Володя (1865—1898) и дочь Ольга (1868—1950) Но семейная жизнь не сложилась.

Д. И. Менделеев с женой Феозвой Никитичной (урожд. Лещевой). 1862 г.
  
Д.И. Менделеев с детьми Владимиром и Ольгой в Боблове. 1876. Фотография выполнена ученым с помощью автоспуска

 
  
Анна Ивановна Попова


В 1880 году отношения между Менделеевым и его женой Феозвой Никитичной обострились. Менделеев чувствовал себя в семье одиноко и отчужденно. «Я - человек, не Бог, и ты – не ангел», – писал он жене, признавая свои и ее слабости. Ученый влюбился в юную художницу Анну и свои планы на будущее связывал только с ней.

Анна Ивановна Попова родилась в 1860 г. в станице Урюпинской.  После окончания московской гимназии она училась в консерватории по классу фортепиано, посещала школу рисования в Санкт-Петербурге. С 1876-го по 1880 годы ‎‎ училась в Академии художеств.

Д.И. Менделеев в эти годы вел обширную исследовательскую деятельность, писал науч­ные работы. Однажды он попросил профессора Академии художеств П.П.Чистякова, чтобы кто-нибудь из учеников выполнил карандашную копию картины Брюллова «Последний день Помпеи». Чистяков поручил эту работу юной ученице Поповой. Так произошла их встреча. 

Менделеев полюбил эту девушку – высокую, статную, с огромными серыми глазами и тяжелыми косами.

Но Дмитрий Иванович был на 26 лет старше, женат. Именно поэтому, не желая быть причиной разрыва Менделеева с семьей, Анна Ивановна покинула в 1880 году Петербург и уехала в Италию, продолжив там занятия живописью.

Дмитрий Иванович поехал за границу, сначала в Париж, потом в Биарицц. Скитался по свету два года, но любовь все не проходила. Вернувшись в Петербург, он первым делом послал Анне приглашение проехаться с ним вместе в гости к Куинджи, с которым был дружен. Это был верный ход! В тот месяц Куинджи объявил, что не будет больше выставлять своих работ, и увидеть их могли лишь избранные. И Анна Ивановна, как начинающая художница, не могла противиться искушению считаться такой избранной. Роман вспыхнул с новой силой. И через год Феозва Никитична, узнав, что Анна беременна, дала согласие на развод. В 1881 году брак наконец был расторгнут, и Менделеев уехал в Италию к Анне Ивановне. В мае 1881 года Менделеев и Попова вернулись в Россию. Давая согласие на развод, консистория тем не менее наложила на Менделеева шестилетнее покаяние; в течение этого срока он не мог венчаться вновь. Однако в апреле 1882 года вопреки этому решению священник Адмиралтейской церкви по фамилии Куткевич за десять тысяч рублей обвенчал Менделеева и Попову. За нарушение запрета Куткевич был лишен духовного звания.

Во втором браке у Д. И. Менделеева родилось четверо детей: Любовь, Иван (1883—1936) и близнецы Мария и Василий.

Любовь Дмитриевна Блок, дочь Д.И. Менделеева и А.И. Поповой

Замкнутый, суровый сорокатрехлетний человек, не признававший ничего, кроме своей химии, благодаря юной жене, начал серьезно интересоваться, живописью. С 1878 году начались регулярные собрания людей искусства и науки, так называемые «Менделеевские среды».

По свидетельству Анны Ивановны, на встречах бывали художники Крамской, Репин, Мясоедов, Васнецовы, Суриков, Шишкин, Куинджи, ученые Бекетов, Петрушевский, Краевич. Сохранилось фото, где Менделеев играет в шахматы с Куинджи, а Анна Ивановна наблюдает за ними.

На «Менделеевских средах» спорили о науке, литературе и искусстве. Для разрядки Менделеев показывал занимательные опыты, любил читать В. А. Жуковского и А.С.Пушкина.

Анна Ивановна писала: «Атмосфера, которую Дмитрий Иванович создавал, высокая интеллигентность, отсутствие мелких интересов, сплетен делали эти среды исключительно интересными и приятными. Я очень смущалась тем, что Дмитрий Иванович, как он говорил, создает это для меня. Я чувствовала себя еще такой маленькой; смогу ли я когда-нибудь по праву стать членом такого общества?»

Д.И. Менделеев играет в шахматы с художником А.И. Куинджи. Фотография 1882 г.

Дом Менделеевых в Боблово

Музей заповедник в Боблово


Кстати, ни один российский ученый не удостаивался при жизни такого внимания портретистов. Его портреты писали И. Н. Крамской, И. Е. Репин, Н. А. Ярошенко, М. А. Врубель.

Атмосфера творчества, созданная Менделеевыми, не могла не отразиться на жизни семьи. В имении Боблово останавливались Репин, Куинджи, Кравченко. Но чаще всех бывал Блок. В Боблове устраивались любительские спектакли. Сохранилась фотография, сделанная лично Д. И.Менделеевым, где он запечатлел дочь Любу в роли Офелии.

Сейчас в Боблово "Музей-заповедник Д.И.Менделеева и А.А.Блока", где работает праправнучатый племянник Д.И. Менделеева, Смирнов Николай Александрович.

Умер Д. И. Менделеев 20 января (2 февраля1907 года в Санкт-Петербурге. Похоронен на «Литераторских мостках» Волковского кладбища.

Могила Д.И. Менделеева